Ленинский план монументальной пропаганды в Москве: история в деталях

Назад к оглавлению

6. Памятник К. Марксу.

Садовая-Триумфальная улица. Открыт в 1918 году.

Нет никакой информации, кроме того, что существовал памятник около года — он был снесён в 1919 году.

7. Памятник К. Марксу.

Ульяновская улица. Открыт в 1918 году.

Можно сказать лишь то, что написано про предыдущий памятник Марксу. Только находился этот в ином месте.

14. Памятник С. Н. Халтурину.

Миусская площадь. Cкульптор С. С. Алёшин. Открыт 7 ноября 1918 года.

А вот про этот памятник можно кое-что и рассказать. Хоть фотографии и нет.

Во-первых, кто такой Степан Николаевич Халтурин? Опять же, как и Каляев, революционер-подрывник. Он в 1880 году взорвал бомбу в Зимнем дворце, правда, царя не задел (хотя план был, конечно же, уничтожить самодержца). То есть, ещё одна культовая личность для молодой страны.

Во-вторых, мы с вами уже встречали имя скульптора Сергея Семёновича Алёшина в этой статье — именно он предложил тот самый эскиз памятника Марксу, который был заложен Лениным (ну, который «был задуман в виде сложной монументальной многофигурной композиции, построенной по спирали снизу вверх» — вернитесь на нужную страничку и посмотрите ещё раз, если забыли).

В-третьих, и кое-что о внешности и истории памятника известно.

Описывается Халтурин как «сугубо реалистическая полуфигура с задумчивым, сосредоточенным лицом». Но «хорош» памятник был настолько, что присутствовавший на его открытии Казимир Малевич буквально лишился дара речи и в смятении утверждал, что «Засученные рукава и выражение лица наводят ужас на окружающих».

В итоге, памятник Халтурину работы Алёшина был признан «неудовлетворительным» и почти сразу разобран.

15. Памятник С. Л. Перовской.

Миусская площадь. Cкульптор И. Ф. Рахманов. Открыт 7 ноября 1918 года.

Этот памятник — сосед предыдущего, то есть, Халтурина. Он тоже стоял на Миусской площади, и тоже был открыт 7 ноября 1918 года. Единственное — автор был другой.

Ну, и «натура» тоже другая — хотя смысл похож. Ведь Софья Львовна Перовская, если кто подзабыл, тоже революционерка-бомбистка, убивщая императора Александра II (точней, организовавшая его убийство как одна из руководителей «Народной воли»). И в итоге точно так же повешена.

Собственно, и жизнь свою прамятник Перовской закончил так же, как сосед-Халтурин — вскоре был разобран «из-за слабых художественных качеств».

И вот ещё что: не путайте московский памятник Перовской с петроградским работы Гризелли («женщиной-львицей»)! Это совершенно разные вещи.

18. Памятник Ж. Жоресу.

Новинский бульвар. Cкульптор З. Н. Страж. Открыт 7 ноября 1918 года.

Как выглядел этот памятник, пока тоже неизвестно. Можно лишь утверждать, что стоял он на Новинском бульваре (который с 1940 по 1994 год назывался улицей Чайковского), был открыт вроде бы в тот же день, что и большинство памятников в составе «монуметнального плана» — 7 ноября 1918 года, а сотворил его петроградский скульптор Зиновий Страж.

Кто такой был Жан Жорес, думаю, тоже сегодня не все помнят, но тут уж сами ищите информацию. Я просто кратко отмечу, что был это «деятель французского и международного социалистического движения, борец против колониализма, милитаризма и войны, историк». Годы жизни Жореса (просто чтобы вы представление имели) — с 1859 по 1914-й.

И, тем не менее, немного окунуться в историю нам поможет всё тот же архив Бардина. Несколько документов раскроют перед нами злоключения и деяния скульптора, ваяющего к празднику скульптуру Жореса. Комментарии к фотографиям — хозяина архива.

Выигравший конкурс З. Страж в своем письме просит ему обеспечить условия для работы — квартира, мастерская, материалы и т.д. и т.п. Документ (2 стр.) на ладан дышит, фото не удается.

Ааааавансик паааапрашу!

Скульптор просит не тянуть с решением вопроса о начале работ по памятнику, т.к. »тяжелое материальное положение» и вообще все плохо

Скульптор пишет, что на складах в Москве ни хрена нет ничего, в том числе и глины (ну, самое время, 18-й год, глину завозить в столицу). Просит дать глины 75 пудов и не тянуть.

Ну, блин, кто ж у нас работу без спирта начинает, да хоть денатурированного! На дворе 1919-й, не до жиру!

Макет из глины одобрен

Мы подошли к одному из любопытнейших документов. Пропитанная автомаслом бумага »ни в фотошопе, ни с руки фотать» не позволяет ознакомиться с этой петицией скульптора Стража полностью. Это смета расходов. Глянем лишь последние 2 пункта. Скульптор, испытывающий радость от получения аванса, одобрения глиняного макета памятника и вааще, составляет нижеследующую смету, включающую в себя крайне необходимые мастеру материалы и… и услуги!

Какие же? А это мы сейчас увидим!

А вот тут-то и подкрался он самый незамтно — трындец! Далее цитирую: »Вот тебе седина в бороду, вот тебе бес в ребро, вот тебе ночные прогулки по девочкам!» К чему я это? А вот к чему: скульптору Стражу сообщают, что смету он превысил свою, да аж на 20 процентов! О как! Так что или отнимай червонцы у »натурщ.», или спирт сдавай, взятый »во временное пользование», как в »Зеленом фургоне» самогон, либо, если мышца есть, отними-ка у »одного рабочего» деньжата! Если, конечно, этот рабочий еще не орет на улице »Бываааааали дни весееееееелые!»

Ну, как говорится, безвыходных ситуаций не бывает, надо нажимать на все кнопки. А именно — СТУЧАТЬ! Вашему вниманию предлагается несколько кляуз скульптора Стража. »Комиссии нужны другие руководители, а не Виноградов, он все затягивавет, и не решает вопрос о гениальном творении Мастера…» Затем опять — »тяжелое положение, жизнь невыносима»… Ну, ептыть, »1,5 ведра», »1 рабочий». Сам бы умер на его месте. До нимф бы вообще дело не дошло бы.

Последнее из найденных в гараже писем скульптора Стража привожу без комментариев. Чтобы его было возможным прочитать, сделал 4 снимка. Итак, по порядку. Один.

Два

Три

Четыре

Правда, не стоило так издеваться по поводу бедных «натурщ.», ибо, ясное дело, речь шла не о натурщицах, а о натурщиках. Ну, и почерк и скульптора, конечно, заглядение!..

И всё, более никаких сведений о памятнике Жоресу я не имею.

Кстати, я надеюсь, вы последние 4 картинки внимательно изучили? Ведь именно в этом письме скульптор расписывает свои предложения по будущности памятника и по переводу его в твёрдую форму.

Между прочим, я очень удивилась, прочитав, что глиняная модель была установлена на Новинском бульваре — то есть, на том самом месте, где потом должен был находиться сам памятник. «Примеряли»? Изучали, как в реальных условиях всё выглядеть будет? Наверное, комиссии показывали.

…и интересно ещё, были ли требования скульптора удовлетворены?..

19. Памятник Г. Гейне.

Страстной бульвар. Скульптор Г. И. Мотовилов. Открыт в ноябре 1918 года.

Ещё один памятник-загадка — в отличие от Гейне петроградского, мы о нём почти ничего не знаем (кроме того, что автором скульптуры был Георгий Иванович Мотовилов, а Гейне стал его первой работой и, как отзывались критики, не слишком-то удачной). Зато мы можем быть почти уверены, что творение сиё простояло в Екатерининском сквере (на Страстном бульваре) аж до 1921 года.

Об этом мы можем прочитать в «Воспоминаниях» поэта Владислава Фелициановича Ходасевича. Да и вообще, вчитайтесь в следующий текст, он несомненно того стоит.

«В 1918 году, когда большевиками овладела мания ставить памятники, на этой площадке водрузили почему-то памятник Генриху Гейне. Какой-то чахоточный господин с бородкой сидел в кресле, а у ног, ластясь, примостилась полуголая баба с распущенными косами — не то Лорелея, не то Муза. Памятник сделан был из какой-то белой дряни и внутри пуст. Зимой 1921 года я проходил мимо него. У Гейне нос был совсем черный, а у Лорелеи отбили зад, на месте которого образовалась дыра, наполненная грязной бумагой, жестянками и всяким мусором. Детей не было, не было даже ворон на голых деревьях».

«Белая дрянь» — я так думаю, гипс, а за лицезрение Лорелеи с отбитым задом я бы полцарства отдала. Но… Нету фотографий, нету!

Судя по обнаруженным мной сведениям (что стоявший по соседству с памятником Гейне скульптурный портрет Верхарна работы Меркурова был открыт 7 ноября 1918 года), и Гейне, скорее всего, тоже в «красный день календаря» начал взгляды москвичей радовать.

20. Памятник Э. Верхарну.

Страстной бульвар. Скульптор С. Д. Меркуров. Открыт 7 ноября 1918 года.

Это — четвёртая работа всё того же Меркурова в рамках «монументального плана». Но вот фотографии этого творения не обнаружено…

Вообще же про памятник бельгийскому поэту Эмилю Верхарну известно только, что стоял он рядом со скульптурой Гейне — в том же Екатерининском сквере (на Страстном бульваре).

Памятник представлял собой рельефный портрет, и, думаю, его изображения (если даже не макеты или копии) превосходно сохранились в чьих-то архивах.

 


 

Увы и ах, здесь я поставлю точку. Да, настало время закончить этот длинный рассказ о московском плане монументальной пропаганды. Кто знает, быть может, мы с вами поговорим ещё об осуществлении этого плана в иных городах?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *