Ленинский план монументальной пропаганды в Москве: история в деталях

Назад к оглавлению

1. Памятник Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу.

Площадь Революции. Скульптор С. А. Мезенцев. Открыт 7 ноября 1918 года.

 

Памятник Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу, 7 ноября 1918 года

Памятник Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу, 7 ноября 1918 года

Памятник Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу

 

Понятно, что создание памятника таким матёрым человечищам, как Маркс и Энгельс, было в плане монументальной пропаганды, простите за каламбур, на первом плане. Даже Совнарком это признал. И пусть в «Списке лиц, коим предложено поставить монументы…» эти двое деятелей занимали лишь пятую и шестую позиции (их вон даже Брут обогнал), но советских людей не обманешь!

Итак, не первые по списку и даже по дате открытия. Но важнейшие для всей молоденькой страны. Говорят, был объявлен конкурс и выделены специальные средства из скудного бюджета. Сам Ленин принимал участие в просмотре проектов.

И вот, 7 ноября 1918 года на площади Революции (до 1918 года она называлась Воскресенской) состоялось торжественное открытие памятника… Он полностью отвечал всем требованиям плана: быстро и дёшево. Сами фигуры были, как я полагаю, из гипса, а постамент, судя по изображению, из дерева. Ну, а что? Главное — символы эпохи. А воплощение — дело второстепенное.

Открытие посетили товарищи Свердлов (который ещё не знал тогда, что площадь через дорогу скоро будет носить его имя) и Ленин (и невдомёк ему было, что на будущей площади имени товарища Свердлова скоро будет стоять памятник в честь его самого, товарища Ленина).

Вот они, стоят, смотрят на покрытый тканью памятник. Ждут…

 

На открытии памятника К. Марксу и Ф. Энгельсу, 7 ноября 1918 года

На открытии памятника К. Марксу и Ф. Энгельсу, 7 ноября 1918 года

 

Наконец, чудесный миг настал — ткань сдёрнута, и вся толпа на площади увидела это… А товарищ Ленин — так даже речь произнёс в честь такого прекрасного события.

Речь Ленина при открытии памятника Марксу и Энгельсу 7 ноября 1918 г.

Мы открываем памятник вождям всемирной рабочей революции, Марксу и Энгельсу.
Века и века страдало и томилось человечество под гнетом ничтожной кучки эксплуататоров, которые измывались над миллионами трудящихся. Но если эксплуататоры прежней эпохи — помещики — грабили и теснили крепостных крестьян, раздробленных, распыленных, темных, — то эксплуататоры нового времени, капиталисты, увидали перед собой, среди угнетенных масс, передовой отряд этих масс, городских, фабрично-заводских, промышленных рабочих. Их объединила фабрика, их просветила городская жизнь, их закалила общая стачечная борьба и революционные выступления.
Великая всемирно-историческая заслуга Маркса и Энгельса состоит в том, что они научным анализом доказали неизбежность краха капитализма и перехода его к коммунизму, в котором не будет больше эксплуатации человека человеком.
Великая всемирно-историческая заслуга Маркса и Энгельса состоит в том, что они указали пролетариям всех стран их роль, их задачу, их призвание: подняться первыми на революционную борьбу против капитала, объединить вокруг себя в этой борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых.
Мы переживаем счастливое время, когда это предвидение великих социалистов стало сбываться. Мы видим все, как в целом ряде стран занимается заря международной социалистической революции пролетариата. Несказанные ужасы империалистской бойни народов вызывают всюду геройский подъем угнетенных масс, удесятеряют их силы в борьбе за освобождение.
Пусть же памятники Марксу и Энгельсу еще и еще раз напоминают миллионам рабочих и крестьян, что мы не одиноки в своей борьбе. Рядом с нами поднимаются рабочие более передовых стран. Их и нас ждут еще тяжелые битвы. В общей борьбе будет сломан гнет капитала, будет окончательно завоеван социализм!

Соч., т. XXIII, стр. 276.

 

В. И. Ленин произносит речь на открытии памятника К. Марксу и Ф. Энгельсу, 7 ноября 1918 года

В. И. Ленин произносит речь на открытии памятника К. Марксу и Ф. Энгельсу, 7 ноября 1918 года

 

Но давайте уже посмотрим на сам памятник. Товарищ Мезенцев решил превратить постамент в трибуну, с которой отцы-основатели как бы несут в массы свои возвышенные идеи. И всё бы ничего, но, как часто бывало в те годы, идеологическая сторона вопроса возобладала над художественной, и памятник москвичам, мягко говоря, не понравился. Во-первых, очевидцы сокрушались по поводу недостаточного портретного сходства. Ну, как по мне — вполне похожи. Впрочем, сравните сами.

 

К. Маркс и Ф. Энгельс

 

Во-вторых, сразу же в глаза бросалась непропорциональность фигур и несоблюдение скульптором банальнейших основ человеческой анатомии. В-третьих, сама композиция была столь неудачна, что с какой стороны ни посмотри — невыразительно и некрасиво (вот это, кстати, ключевое слово в описании этого памятника — некрасиво).

И, наконец, самое главное — в-четвёртых. Поскольку, как я уже писала, две полуфигуры как бы выглядывали из трибуны, наблюдательные горожане метко прозвали композицию «двое в одной ванной». Даже сам Луначарский (ни много, ни мало, а нарком просвещения) огорчённо отметил, что Маркс и Энгельс выглядели «словно высовывающимися из большой ванны». Было и второе название — «московские купальщики».

 (А лично мне ещё, когда гляжу на фотографии, кажется, что Энгельс нежно обнимает Маркса; видится мне, что с некоторых ракурсов и вживую рука Маркса на груди казалась любящей рукой Энгельса…)

Ну как, скажите, можно было позволить толпе насмехаться над титанами мысли?! В скором времени памятник был разрушен. Официальная причина — недолговечность материалов. Но, думается, она не была главной…

 

В. И. Ленин выступает на открытии памятника К. Марксу и Ф. Энгельсу». Художник А. А. Лазыкин. »Кругозор» № 4, 1970 год (к столетию В. И. Ленина).

 


А теперь перейдём к истории более новой. Просто слишком много путаницы люди в свои рассказы вносят, попробуем подойти поближе к истине. (Ну и вообще, нужно же разобраться, что у нас в столице с памятниками Марксу-Энгельсу стало?..)

Итак, памятника Марксу и Энгельсу в Москве больше нет. Но как же это возможно в столице РСФСР — а вскорости (с 1922 года, если кто-то подзабыл) и СССР? Что ж, уже в начале 1920 года проводится новый конкурс на создание монумента — пока одному лишь Марксу, он же, сами понимаете, важнее.

В широком доступе имеется один из проектов, участвовавших в конкурсе (и даже, вполне возможно, имевшим все шансы на успех — судя по всему, он и должен был «украшать» Москву). Авторами его стали скульптор С. Алёшин и архитекторы А. и В. Веснины. Цитирую: «Памятник был задуман в виде сложной монументальной многофигурной композиции, построенной по спирали снизу вверх. Установленные одна выше другой фигуры ребенка («пионера»), юноши («комсомольца»), женщины — работницы, рабочего с молотом и революционера символизировали всеохватность учения Маркса, постижение которого — задача всех поколений нового общества. Венчала композицию статуя самого Маркса. Памятник предполагалось осуществить в граните и бронзе. Работа над ним затянулась на несколько лет и не была доведена до конца».

 

Проект Алёшина

 

Вот такая страшненькая картина. Можно с уверенностью утверждать, что столице повезло, ибо данная композиция на её улицах не появилась.

Тем не менее, 1 мая 1920 года (в день первого в истории всероссийского субботника) при участии всё того же товарища Ленина состоялась торжественная закладка первого камня будущего монумента. Но, как я уже писала, дальше этого дело не продвинулось, и несколько десятилетий посреди Театральной площади (простите, тогда — площади Свердлова) красовался гранитный блок с выбитой надписью: «Первый камень памятника великому вождю и учителю всемирного пролетариата Карлу Марксу».

 

В. И. Ленин закладывает первый камень памятника Карлу Марксу, 1 мая 1920 года

 

И вот тут мы с вами отвлечёмся. Почему-то многие ошибочно полагают, что новый памятник Маркса был установлен на месте того самого, «временного», «банно-купального». Это не так. Пусть площадь Революции и Театральная находятся рядом, буквально через дорогу, но это всё же — разные вещи. Театральную площадь (до постройки Большого театра — Петровскую, а с 1919 по 1991 годы — площадь Свердлова) и прощадь Революции (я уже упоминала, что до 1918 года она называлась Воскресенской) не стоит путать (и как бы ни перекраивались территории и ни передвигались границы, эти две площади никогда не сливались воедино).

Получается, что раньше Маркс «был прописан» на прощади Революции, а теперь должен был «переехать» на Театральную. Есть сведения, что на оной находился некогда установленный временный памятник Ленину, снятый в 1938 году во время перестройки площади — как раз метро прокладывали. Не знаю точно, что это был за памятник и как он выглядел, хотя имеется одна интересная фотография, датированная 1937 годом. Велика вероятность, что вспоминают как раз об этом гипсовом Ленине.

 

Большой театр и площадь Свердлова, 1937

 

Установить проектного Маркса решили в скверике у бокового фасада гостиницы «Метрополь». Сквер этот разбили ещё в 1910 году, раньше на этом месте был плац-парад. Но интереснее другое: в этом сквере на Театральной площади находится один из старейших фонтанов России и уж точно самый старый фонтан в Москве. В 1835 году его создал скульптор Иван Витали, потому его и называют фонтаном Витали, а некоторые — Театральным фонтаном. Изначальное же название фонтана — Петровский.

А почему бы и не быть здесь фонтану? Ведь до 1835 года на месте будущего сквера располагался водоразборный бассейн Мытищинского водопровода, а вот когда по проекту Яншина построили водопровод, само провидение предписало и фонтан установить. Четыре фигурки амуров под чашей фонтана символизируют Поэзию, Трагедию, Комедию и Музыку — очень уместно рядом-то с Большим театром, который открылся на 10 лет раньше — в 1825 году.

 

Фонтан Витали

Фонтан Витали

 

А теперь вернитесь ненадолго к самому началу статьи — я имею в виду вторую по счёту фотографию. Присмотритесь. Видите — за памятником Марксу и Энгельсу в левом углу можно разглядеть Большой театр (и, насколько я вижу, с его фронтона сбит герб — заметно пустое «пятно» в центре над колесницей), а в правом — как раз фонтан Витали. Вот мы и соориентировались на местности, окончательно осознав, кто, где и когда стоял!

Как раз за этим фонтаном и был заложен Лениным камень. И пролежал нетронутым до самого 1957 года, в начале которого, уже при правлении Н. С. Хрущёва, был объявлен новый открытый всесоюзный конкурс на лучший проект памятника Марксу. Победил в конкурсе скульптор Лев Ефимович Кербель со своим творческим коллективом.

 

Лев Ефимович Кербель

 

Собственно, как раз в честь этого события — Кербель устанавливает памятник Марксу на площади Свердлова — в народе стала ходить такая шутка: «А потом они удивляются, откуда берется антисемитизм. Ведь это тройная наглость! В великорусской столице один еврей на площади имени другого еврея ставит памятник третьему еврею!» (Часто её авторство приписывается острой на язык Фаине Раневской.)

Сам Кербель рассказывал: «Работа была поручена мне, в помощь выделили людей, с которыми мы искали материал для памятника. А Хрущев, кстати, сказал, что памятник должен быть готов к очередному съезду партии, так что времени у меня было не слишком много. Сложность заключалась в том, что нужен был монолит, делать Маркса из кусков (а такие предложения были) я считал невозможным. Мы искали и в стране, и за границей и в конце концов нашли нужный материал на Украине, в Кудашевке, где был заброшенный каменный карьер. Если рассказывать о том, как вырубали монолит, как доставляли его в Москву, сколько понадобилось для этого людей и сложной техники, то это будет целая повесть. Важен результат: памятник Карлу Марксу был поставлен в назначенные Хрущевым сроки — к ХХII съезду КПСС».

Да, всё было так: гранитная глыба весом в 200 тонн была доставлена из-под Днепропетровска в центр Москвы. «Вечерняя Москва» 17 апреля 1961 года написала: «На заре Советской Власти, в ноябре 1918 года, Владимир Ильич Ленин выступил на Театральной площади при закладке памятника Карлу Марксу. И вот сегодня на том же самом месте начались строительные работы. Здесь, в центре столицы, на нынешней площади Свердлова будет установлен монумент основоположнику научного коммунизма. Сквер, где поднимется памятник, огорожен забором. Сюда пришла бригада городского треста строительств набережных, возглавляемая И. Кирилловым. Убран бордюрный камень, обрамлявший цветочный партер. Рано утром на строительную площадку прибыл автокран. Он нужен для разгрузки девятиметровых железобетонных свай. Скоро застучит дизель-молот. С силой удара почти в две тонны он будет загонять сваи в землю. Затем на них уложат основание — массивную железобетонную плиту. Изменится облик сквера. По сторонам памятника появятся гранитные плиты. На одной из них будут начертаны слова Фридриха Энгельса: «И имя его, и дело переживут века!», а на другой высекут слова В.И. Ленина: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Подобных памятников еще не сооружали в столице. Ведь вес гранитного блока, из которого будет высечена фигура Карла Маркса, около 200 тонн. Гранитная глыба готовится к отправке в столицу со станции Кудашевка (Днепропетровская область). Разрабатывается маршрут перевозки этого сверхтяжелого груза по улицам Москвы. Предполагают, что он проследует по проспекту Мира, Сретенке, через площадь Дзержинского. Площадь Свердлова превратится в мастерскую скульптора Л. Кербеля. Рядом с глыбой поставят гипсовую модель памятника в натуральную величину. Ее высота около 8 метров. Такого же размера будет монумент из серого гранита».

(Заметили ошибку? Я говорю о датировке: в 1918 году не было никакой закладки памятника Марксу, было открытие «парочки в ванне», но на площади Революции. Закладывал же камень Владимир Ильич, действительно, на Театральной, только в 1920 году.)

Вот судя по всему на этой фотографии Кербель как раз и занимается изготовлением гипсового макета в своей мастерской.

 

Л. Е. Кербель в своей мастерской

 

Как видите, Кербель всерьёз воспринял высказывание Луначарского (ох уж этот меткий на определения товарищ!..) «Маркс — это монолитная глыба» и воплотил его в жизнь.

Понятно, что такой монумент не перевезёшь из мастерской на место установки, ибо его итоговый вес — порядка 160 тонн. Вот его и пришлось на месте делать — на радость прохожим.

Торжественное открытие памятника состоялось 29 октября 1961 года. Присутствовало партийное и советское руководство, делегаты ХХII съезда КПСС, а также гости от компартий иных дружественных стран.

 

Открытие памятника К. Марксу, 29 октября 1961 года

 

Радостно, что труд Кербеля не остался незамеченным — за своего Маркса он получил в 1962 году Ленинскую премию.

Тем не менее, оценки памятника различны. Кто-то пишет: «Могучей глыбой фигура Маркса вырастает из гранитной скалы, напоминающей по форме высокую трибуну. Маркс как будто говорит с народом, властно подавшись вперед» (вот никак не могут без трибуны Маркса оставить!..). Другие вторят: «Памятник отличают четкая идейная трактовка образа, продуманность замысла, свежесть и выразительность композиционного решения, ясность и строгость. Художнику в яркой, лаконичной, пластически выразительной форме удалось воплотить глубоко человечный образ Маркса — гиганта мысли, великого революционера, создателя теории научного коммунизма». Есть и критики, конечно…

Но опять всё испортил народ. Например, когда Фаина Раневская увидела этот памятник, она возопила: «Это же холодильник с бородой!» — подарив тем самым бедному Марксу самое популярное неформальное имя. А кое-кто именует произведение иначе — «бег в мешках».

 

Памятник К. Марксу, вид с Большого театра

Памятник К. Марксу

Памятник К. Марксу

 

Конечно же, в дни памятных событий 1991 года памятник пытались ликвидировать, массово навалившись на гранитную глыбищу. Но Маркс — не Железный Феликс, его так просто не опрокинешь. 160 тонн-то — не шутка!

И сейчас ещё находятся мыслители, считающие, что надо Маркса изничтожить, а на его место поставить нормальный памятник — скажем, Николаю II. Или вот ещё идейка замечательная — Владимиру Путину. А что? Современный спаситель России.

Здорово высказался в сентябре 2009 года архитектор Иван Казанский на заседании комиссии по монументальному искусству при Мосгордуме: «Надо памятник переносить, такой памятник сам является разрушением, нужно выбрать для него другое место». И добавил: «Что
такое Маркс? Чужой человек. Немцы, англичане должны ставить памятник, а здесь (в Москве) он даже не был».

Очень правильно ответила на этот выпад редакция портала «ФОРУМ.мск»: «Спорить же с этими господами по существу — абсолютно бесполезное дело. Кто такие Кирилл и Мефодий, памятник которым установлен на Славянской площади? Чужие люди, никогда не бывавшие в Москве и вообще греки по национальности.
Да и Храм Христа Спасителя, выходит, правильно взорвали идейные предшественники архитектора Казанского — ведь и Иисус в Москве никогда не был, да и по национальности не русский…
А Петр Первый? Правда, в Москве родился, здесь устроил побоище, известное как «Утро стрелецкой казни», Москву ненавидел и лишил ее статуса столицы на 200 лет. И за это — памятник, да еще работы Церетели?»

Но что мы всё о Марксе да о Марксе? У нас же ещё осталься Энгельс! А его тоже памятником не обделили.

В 1972 году на стрелке улиц Пречистенки и Остоженки (это у Кропоткинской) снесли старые дома, а на освободившемся месте разбили сквер. И вот в этом самом сквере в 1976 году разместили новый памятник Энгельсу работы скульптора И. И. Козловского.

Так он и стоит теперь, задумчиво взирая на Храм Христа Спасителя. Верней, принципиально от оного отвернувшись.

 

Памятник Ф. Энгельсу

Памятник Ф. Энгельсу

 

Несведущие люди искренне считают, что раз памятник стоит у метро Кропоткинской, то и изображён никто иной как князь Кропоткин.

Депутат Мосгордумы Александр Крутов в 2005 году рассказывал: «…органы городской власти донимает обращениями дальний потомок князя Кропоткина, считающий, что имя его предка недостаточно увековечено в Москве. Это при том, что есть станция метро «Кропоткинская», одноименная площадь и мемориальная доска, а до 90-х годов прошлого века была и Кропоткинская улица. Получив очередное, пятое по счету обращение этого гражданина, я подумал, что идеальным решением было бы превратить памятник Энгельсу возле метро «Кропоткинская» в памятник Кропоткину. Сходство полное: человек при бороде, в каком-то сюртуке. Думаю, большинство москвичей и не заметили бы замены букв на пьедестале. А какая экономия средств бюджета!»

Есть и ещё одна забавная история, связанная с памятником Энгельсу. Устанавливали его в сильный мороз, как водится — ночью, чтобы наутро фигура предстала пред восхищёнными глазами москвичей во всей красе. Но то ли тросы обледенели и примёрзли к памятнику, то ли машина сломалась, то ли всё сразу — в общем, бедняга-Энгельс остался висеть между небом и землёй. Говорят, он там провёл дня два.

Чтобы сохранить секретность и не испортить сюрприз, Энгельса прикрыли белым полотном. И вот представьте — парит себе над столицей такое пугало… Как мы помним, народ наш за словом в карман не лезет. Энгельс сразу же получил второе имя — «Призрак коммунизма».

Ну, кажется, про Маркса и Энгельса мы с вами узнали всё, что могли. Поехали дальше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *